Настенька – моя старшая дочка, в этом году ей бы исполнилось 22. Так получилось, что отца Настеньки я толком не знала, мы были знакомы пару дней, потом провели вместе 14 дне в пансионате в Крыму и разъехались. На тот момент мне было уже 25, но замуж я не спешила.

Приехав домой и выйдя на работу, я поняла что беременная. Решения было принято мгновенно, я пошла в консультацию, а мне: «Мамочка, вы хоть представляете, что ваш ребенок может родиться в новогоднюю ночь!» Я только рассмеялась, сдала все анализы, взяла направления на аборт и со спокойной душой пошла домой.

Отступлю от темы, скажу, что жила я одна уже давно. Мой отец умер 10 лет назад, а мама 3 года назад, и осталось нас на белом свете только двое: я и моя старшая сестра Ирочка. Ей было 34 года, она имела хорошую работу, свою квартиру и замечательного мужа.

Ирочка недавно сообщила о своем положении, поэтому теперь часто звонила мне и рассказывала о своем состоянии. И вот опять звонок, Иришка чем-то расстроена, просит подойти к ней домой завтра, а я не могу – у меня аборт завтра. Рассказала ей, а она в слезы. Ты, говорит, сначала ко мне приди, а потом на аборт.

Пришла, Иришка сидит бледная вся. «Рак у меня, Ната, неоперабельная стадия, вчера аборт заставили сделать». У меня опустились руки. Но Иришка продолжила: «Ната, я тебя прошу: не делай аборт, сохрани ребенка ради меня. Ведь я умру через месяц-другой, и останешься ты одна. Я очень сильно хотела этого малыша, пожалуйста, пусть это будет моей предсмертной просьбой». Как сейчас помню, слезы покатились ручьем, мы обнялись и долго не отпускали друг друга.

Иришка прожила еще 3 месяца и умерла у меня на руках. А через пол года у меня родилась Настенька. И я поняла, что такое настоящее счастье и как оно выглядит. Настенька росла хорошей девочкой, только больно пугливой: к двум годам стала шарахаться даже от чиха. Водила к бабке, а та мне: «Ты аборт хотела делать, вот ребеночек и боится». Я аж в ступор впала, слава Богу, бабка помогла.

Я очень часто ходила к Иришке на кладбище и сталкивалась все время с посетителем соседней могилки, мужчиной средних лет. Артур, так зовут этого мужчину, 6 лет назад потерял жену – умерла при родах, а с ней вместе умер и ребенок. Мы начали общаться, в основном, на кладбище и через 2 года поженились. Артур удочерил Настеньку и никогда не считал ее чужой.

Я все время хотела дать дочке самое лучшее. Мы работали на двух работах, чтобы моя девочка ни в чем не нуждалась. Когда Настене было 12 лет, у нас родился общий сыночек, назвали Димочкой. Настенька росла порядочной девочкой, не гуляла, не дерзила, в школе отличница. Когда ей было 16, за ней начал ухаживать, точнее, оказывать этакие знаки внимания, один молодой человек, Руслан. Он с нашего двора, я прекрасно знала его родителей и его. Отец – глава какого-то совета, мать – директор лицея, единственного сыночка боготворили, хотя он такой раздолбай… Настя неоднократно говорила, что Руслан за ней следит. Еще бы: в свои 16 она была 180 см ростом, при этом весила 54 кг, внешность модели, соединённой с ангелом.

Но недолго Руслан пробегал и заслал сватов. Пришел папаша и предложил поговорить с дочкой, что вариант неплохой. Если честно я тогда обрадовалась: неужели повезло моей девочке? Парень красивый, с машиной, квартирой, да и свекор со свекрухой не бедные люди. Я попросила Настю присмотреться к Руслану, она начала принимать его подарки, пару раз ходили гулять, а потом… потом он ее изнасиловал. Как говорится, не выдержала душа поэта.

Через час после случившегося у нас дома уже сидели его родители, просили не подавать в милицию, не портить парню жизнь – ему-то всего то 24!

Я впала в ступор: 24 года, а такой раздолбай. В милицию мы не пошли, да и Настя сама не хотела всей этой мороки, но через месяц все поняли, что она беременна. Аборт запретили делать, так как у нее проблемы с почками, постоянные воспаления. О ее положении узнал Руслан, принес деньги на аборт, а когда ему сказали, что аборта не будет, ушел и пришел с родителями. Они были готовы признать ребенка, да и Настеньку, как дочку.

Вот так и выдала я дочку замуж, надеялась на хорошую жизнь, а получила кошмар… Через полгода после свадьбы на свет появился Дениска. Первые 3 месяца все было нормально, пока молодые не переехали в частный дом, отстроенный Руслановым папой. Дочка начала звонить в слезах и рассказывать, что Руслан ее оскорбляет и унижает, ни во что не ставит, приходит поздно ночью домой пьяный и бьет. Я сначала рванула разбираться, но отец Руслана, Олег Алексеевич, объяснил, что такого быть не может, что в доме круглые сутки няня и охранник, если б что-то было, то ему б доложили. Я, если честно, знала, что Настя может немного приврать, если б ей что-то не нравиться. Звонки были частые, а я ее все успокаивала, говорила, что надо смириться, а сама думала: «Дурашка, такой вариант».

Так продолжалось 3 года, а потом начался кошмар: я не могла просто прийти к дочке в гости, надо было договариваться заранее с Русланом. Да, конечно, как любая другая мать, я должна была взорваться, но и как нормальная мать, я боялась, чтобы моя дочка не осталась одна. Потом Настя забеременела второй раз, ребенок родился преждевременно из-за избиений беременной матери.

Когда я увидела Настеньку, она была вся синяя, с переломанным носом. Врачи вызвали милицию, а Настя написала отказ, якобы Руслан не виноват, она сама упала. Когда я пришла с претензиями к Олегу Алексеевичу, он засмеялся: «Ну подумаешь, пару раз врезал, ну что теперь засадить мальчика? Сама заслужила».

Мы с мужем решили забрать дочку, но нас опередили и Настю с ребенком забрал Руслан. Я билась, добивалась, ходила в милицию хотела забрать дочку с внуками, но все было против меня: в игре были только деньги, а у нас таких денег нет, вот мы и проигрывали постоянно.

И вот звонок… Я влетаю в дом, где на полу лежит моя доченька, вся в крови и с ножом в сердце, а рядом на диване сидит Руслан, пьет кофе и мило общается с адвокатом. Я упала в обморок в этот момент, пришла в сознание в больнице. Не могла поверить. В больнице отпустили на похороны, с похорон домой, а там уже адвокат: «Вот, Наталья Николаевна, подпишите пожалуйста, Олег Алексеевич просит». Я посмотрела, а там отказ от претензий, все сваливают на несчастный случай. Все было порвано и брошено в лицо адвокату.

Потом приходил папаша, просил не ломать мальчику жизнь, что дочка сама напросилась. Мы с мужем решили засадить этого гада, и засадили на 21 год, без права на амнистию. На суде его последним словом было: «Я выйду и еще поживу нормально». Дениску и Сонечку мы взяли себе, да и не нужны они были никому другому.

Вот так сложилась моя жизнь. Завтра годовщина смерти моей доченьки, понесу ее любимые желтые розы, попрошу еще раз прощения…

Автор: Наталья

Источникi-like.site

Понравилось? Поделитесь с друзьями!