Мама, там к тебе опять этот бомж пришел! — дочка презрительно сморщила лицо. —

Никакой он не бомж!У него комната есть. Просто несчастный человек.

С этими словами мать выскочила на лестницу и, приветливо улыбаясь, стала зазывать гостя в дом.

Тот отказывался и, смущаясь попросил денег в долг. Она принесла требуемую сумму и несколько бутербродов, в полиэтиленовом пакетике:

-Вот!Возьми поешь.

Он улыбнулся дырявым ртом с выбитыми передними зубами и, пообещав вернуть деньги через неделю, вышел на улицу, где его поджидали такие же неухоженные и неопрятные личности.

— Зачем ты помогаешь этому… бомжу!- спросила дочь, демонстративно делая упор на последнем слове,

— Деньги ему всегда даешь, которые он тебе никогда не возвращает.

— Почему не отдает? Иногда возвращает.

— Ой, да ладно, тебе!Было один или два раза. Кстати, почему у него кличка такая странная — «Держись!»? — Это его любимое слово. Всем говорит «держись!», подбадривает, если у кого в жизни что не так пошло. А самому вот не получилось удержаться. Он ведь не старый.

Злоупотребление спиртным никого не украшает. Да еще несчастная любовь. Безответная.

Он ведь меня любит, а я его нет.

— Люююбиит!? Тебя?!У вас… что-то с ним было? — дочка округлила глаза от удивления и даже привстала со стула.

Мать какое-то время раздумывала, рассказывать или нет, но все же решилась.

— Мы давно знакомы.В молодость мою поссорилась я, однажды, со своим ухажером. Оказалась без денег, одна ночью, на другом конце города. Мобильных телефонов тогда не было, да и звонить некому было все равно. Я одна жила. Иду пешком. А что делать?! Машины останавливаются, но либо брать не хотят, либо нагло предлагают натурой расплатиться. Таксисты, что с них возьмешь?! А тут как раз и Санечка проезжал. Он тогда тоже в такси работал:

— Девушка!Не подскажите, где-то здесь поблизости Пальма де Мальорка должна быть

Ну, я не поняла, что он шутит и стала объяснять, что не знаю. А он смеется:

— Садись, Красивая, поехали вместе искать! Это потом я уже узнала, что есть такой курорт в Испании. Мы вместе мечтали поехать туда, где бирюзовое небо, море синее, а горы изумрудные. Только на свою беду познакомил он меня со своим другом. Я его как увидела, так и пропала!Как же я его любила! Дура!

Свадьбу вскоре сыграли, ну, а Саша, как это обычно бывает, свидетелем и другом семьи стал. Мой первый муж оказался бабником. Намучилась я с ним, пока поняла, что барахло это, а не мужик. Забеременела я через год.

Средства контрацепции тогда не рекламировались и вообще в СССР секса не было. Зато аборты были. Уговорил тогда меня «мой милый» на это гнусное дело. И откуда красноречие только взялось?

Согласилась я, а зря. Ох, и натерпелась! На всю жизнь запомнила. Тогда аборты делали в больнице на Лермонтовском проспекте. Конвейер. Здесь скоблили не только внутри, но и мозги прочищали, начисто лишая каких бы то ни было остатков любовной романтики в отношениях между мужчиной и женщиной.

Делали практически без наркоза. Дадут маску подышать, да толку-то!Боль адская! Доползла до палаты, а там такие же обманутые, несчастные женщины.

Сидим пригорюнившись. Тоска. Чувствую , как ненависть у меня внутри закипает к мужикам.

И песенка в голове крутится -«Сладкую ягоду рвали вместе мы, горькую ягоду — я одна». Вот, думаю, сволочи!

Никаких проблем и забот! Но тут нянечка входит в палату и приносит, не поверишь, ведро тюльпанов и торт! Огромный торт, килограмма на два, «Клубника со сливками». Такие торты делали только на заказ на Загородном проспекте при ресторане «Тройка». Я сижу вся в цветах, уплетаю торт, плачу снова, но уже от счастья.

— Любит! Помнит! Родной мой!

А на крышке торта всего два слова печатными буквами написаны: «Держись, Натаха!». Мне все завидовали. Домой вернулась, свечусь от счастья, хотя чувствовала себя ужасно, все болело! Глянула в глаза мужу и поняла

— Не он, а Санечка обо мне переживал.

В общем, развелась я с мужем. Только и с Сашей у нас не сложилось. Он хороший, добрый, порядочный, но не было и нет до сих пор у меня к нему ничего. Пусто. Он когда понял, что не люблю я его и не смогу полюбить, то вскоре исчез куда-то. Потом я узнала, что на Север уехал, на заработки. Ну, а я твоего отца встретила. Судьба снова любовь подарила. Я же везучая!

Вернулся Саша вначале девяностых. Страшное было время. На улицах беспредел. Бандиты куражились над людьми. А тут моя сестра из Тамбова в гости приехала. Красивая девка. Ну и прихватили ее бандиты во дворе. Стали в машину затаскивать. Тогда это запросто. Надругаются над девушкой, да и выкинут где-нибудь за городом, а то и убьют. Понятно, что никто не вмешался. Боялись.

А тут Санечка сидел во дворе с мужиками, пил бормотуху. Он уже спивался потихоньку. Вот он только и заступился.

Ну,один из бандитов, здоровенный такой, дал ему разок. Саша упал, но поднялся и камнем окно в джипе вынес. Они сестру-то сразу бросили, а его бить стали. Господи, как же они его били! Звери!

Я потом к нему в больницу приезжала. Он только на четвертые сутки в себя пришел. Слышу шепчет что-то. Наклонилась к нему, а он песню Высоцкого поет:

Врач резал вдоль и поперек!

Он мне сказал :»Держись браток!»

И я держался!

Но только бандиты не отстали. Заставили квартиру продать. У Саши хорошая квартира была трехкомнатная в центре.

Он ее быстро сменял с доплатой на комнату. Деньги отдал.

Бандиты не отстают и комнату хотели отнять, да их вскоре посадили. Власть стала порядок наводить в стране.

Но Санечка уже не удержался на плаву в этой жизни. Врач мне еще тогда в больнице сказал, что отбили они ему все, и как мужчина он уже не мог.

Вот после этого он и махнул на себя рукой окончательно. Мать замолчала. Дочь тоже молчала, ошарашенная услышанным.

Да и что тут скажешь?! *** Прошел год.

Однажды в квартире раздался звонок. Пришел представитель нотариальной конторы по наследственным делам после умерших.

Он принес авиабилеты на имя матери с открытой датой и оплаченную поездку на испанский курорт Пальма де Мальорка, и оставшиеся от продажи Санечкиной комнаты, деньги. Была еще и записочка, а в ней всего два слова: «Держись, Натаха!»

Источник

Понравилось? Поделитесь с друзьями!